Новости

В решении налоговой инспекции, принятом по результатам выездной налоговой проверки, не указан конкретный размер начисленных пеней (период начисления, ставка и т.д.).

Является ли это основанием для признания недействительным решения в части доначисления пеней как несоответствующего пункту 8 статьи 101 НК РФ?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

По нашему мнению, отсутствие в решении размера начисленных пеней не является основанием безусловного признания решения налогового органа незаконным.

 

Обоснование вывода:

По результатам выездной налоговой проверки уполномоченными должностными лицами налоговых органов должен быть составлен в установленной форме акт налоговой проверки (п. 1 ст. 100 НК РФ).

Акт налоговой проверки, другие материалы налоговой проверки, в ходе которых были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленные проверяемым лицом (его представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего налоговую проверку. По результатам их рассмотрения руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, принимается решение (п. 1, п. 7 ст. 101 НК РФ).

Согласно п. 8 ст. 101 НК РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

В силу положений п. 14 ст. 101 НК РФ несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных НК РФ, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом. Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. К таким существенным условиям относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и представить объяснения.

Основаниями для отмены указанного решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом могут являться иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, если только такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения.

Из изложенного следует, что безусловным основанием для отмены решения является допущенное налоговым органом нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов проверки. Под такими нарушениями понимаются нарушения, влекущие необеспечение прав налогоплательщика на участие в рассмотрении материалов проверки и представление объяснений. Во всех остальных случаях налогоплательщику необходимо доказать, что допущенные нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2020 N 09АП-78620/2019 по делу N А40-124721/2019, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 апреля 2021 г. N 14АП-146/21 по делу N А52-2615/2020, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 ноября 2021 г. N 17АП-12874/21 по делу N А50П-71/2021, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 декабря 2021 г. N 12АП-9462/21 по делу N А57-989/2021, письмо Минфина России от 16.03.2020 г. N 03-02-08/19735).

К сожалению, судебной практики, полностью отвечающей условиям вопроса, нам найти не удалось.

Однако в постановлении АС СЗО от 16.11.2018 по делу N А26-1034/2018 сказано, что если в акте налоговой проверки указано, что выявленное нарушение влечет начисление пеней и штрафов без определения их размеров, данное обстоятельство не считается основанием для безусловной отмены решения.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Семенова Наталья

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

Индивидуальный предприниматель (Саратовская область), осуществляющий вид деятельности "розничная торговля одеждой", применяет патентную систему налогообложения. С одним из поставщиков товара заключен агентский договор. По договору ИП от своего имени в своем магазине продает его одежду, которую принял на реализацию. ИП принимает плату от покупателей (физических лиц) и передает вырученные от реализации денежные средства принципалу (продавцу), удержав сумму своего вознаграждения. ИП оформляет отчет агента.

Может ли ИП применять ПСН при реализации данных товаров? Обязан ли ИП вести раздельный учет и уплачивать налоги с полученного агентского вознаграждения по другой системе налогообложения?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

ИП может применять ПСН.

ИП должен вести раздельный учет и уплачивать налоги с полученного агентского вознаграждения по общему режиму налогообложения либо УСН.

 

Обоснование вывода:

Согласно подп. 45, 46 п. 2 ст. 346.43 НК РФ патентная система налогообложения может применяться в отношении:

- розничной торговли, осуществляемой через объекты стационарной торговой сети, имеющие торговые залы;

- розничной торговли, осуществляемой через объекты стационарной торговой сети, не имеющие торговых залов, а также через объекты нестационарной торговой сети.

В законе Саратовской области от 13.11.2012 N 167-ЗСО "О введении на территории Саратовской области патентной системы налогообложения" эти виды деятельности указаны в пунктах 41, 42 приложения к данному Закону.

Из определения, данного в подп. 1 п. 3 ст. 346.43 НК РФ, следует, что розничная торговля - это предпринимательская деятельность, связанная с торговлей товарами (в том числе за наличный расчет, а также с использованием платежных карт) на основе договоров розничной купли-продажи. Заметим, реализация предметов одежды, принадлежностей к одежде и прочих изделий из натурального меха, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации согласно Правилам, утвержденным постановлением Правительства РФ от 11.08.2016 N 787, для целей ПСН не относится к розничной торговле (смотрите также письмо Минфина России от 18.12.2020 N 03-11-11/111482).

При этом отношения между продавцом и покупателем регламентируются нормами ГК РФ. Исходя из п. 1 ст. 492 ГК РФ по договору розничной купли-продажи продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью. Не относится к розничной торговле реализация в соответствии с договорами поставки (ст. 506 ГК РФ).

Так, к розничной торговле на ПСН не относится деятельность по реализации товаров по договорам поставки (в общем случае договор поставки подразумевает оптовую торговлю) и по государственным (муниципальным) контрактам (письма Минфина России от 19.06.2017 N 03-11-12/38092, от 20.12.2016 N 03-11-12/76427, от 29.04.2016 N 03-11-12/25371, от 29.04.2016 N 03-11-12/25473).

В рассматриваемом случае, как мы поняли, по агентскому договору (п. 1 ст. 1005 ГК РФ) ИП принимает на себя обязательство за вознаграждение совершать от своего имени сделки по реализации товаров, принадлежащих принципалу на праве собственности. При этом ИП реализует в собственном магазине товары принципала в розницу и передает вырученные от реализации денежные средства принципалу, удержав сумму своего вознаграждения.

В данном случае можно предположить, что речь идет о комиссионной торговле и ИП в отношениях с принципалом (комитентом) действует в качестве комиссионера (ст. 990 ГК РФ). При этом комиссионер, реализующий в розничной торговой сети принадлежащие комитенту (в данном случае - принципалу) на праве собственности товары, рассматривается в качестве посредника между комитентом (принципалом) и покупателями, приобретающими товары для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью. В таком случае сделками, совершаемыми комиссионером, являются операции по розничной продаже товаров (постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 N 1098/12).

Применение ПСН при комиссионной торговле возможно. Так, в письме Минфина России от 11.12.2020 N 03-11-11/108679 сказано, что в целях главы 26.5 НК РФ предпринимательская деятельность по розничной торговле, осуществляемая в рамках договоров комиссии (комиссионная торговля), как один из видов розничной торговли подпадает под налогообложение в рамках ПСН. При этом доходом ИП - комитента, полученным в рамках договоров комиссии, признается вся полученная комитентом в рамках указанного договора сумма денежных средств, включая комиссионное вознаграждение комиссионера. В этой связи приведем также письмо Минфина России от 05.11.2019 N 03-11-11/85064, где сообщено, что в целях главы 26.5 НК РФ комиссионная торговля или торговля через посредников как один из видов розничной торговли подпадает под налогообложение ПСН в соответствии с подп. 45 или 46 п. 2 ст. 346.43 НК РФ.

При осуществлении предпринимательской деятельности, связанной с розничной реализацией товаров в рамках агентского договора, в письме Минфина России от 26.06.2013 N 03-11-12/24258 обращено внимание, что возникновение прав и обязанностей у сторон агентского договора зависит прежде всего от условий, на основании которых заключен такой договор, и в первую очередь от условия, определяющего сторону сделки (агент или принципал), от имени которой будут совершаться юридические и иные действия. Данное условие будет являться определяющим при решении вопроса о возможности отнесения к предпринимательской деятельности в сфере розничной торговли в целях применения ПСН сделок по продаже товаров в розницу, совершаемых на основе агентских договоров.

С учетом указанного, по нашему мнению, если ИП, являясь агентом, действующим от своего имени (либо комиссионером (п. 1 ст. 990, п. 1 ст. 1005 ГК РФ)), реализует товары покупателям в магазине (в рамках договора розничной купли-продажи), то он вправе применять ПСН.

В то же время на основе агентского договора (договора комиссии) ИП оказывает посреднические услуги принципалу (комитенту), связанные с реализацией товаров, за которые получает вознаграждение. То есть ИП осуществляет не только предпринимательскую деятельность, связанную с торговлей товарами на основе договоров розничной купли-продажи, по которой он вправе применять ПСН, но и оказывает посреднические услуги по реализации товаров, в отношении которых он должен применять общий режим налогообложения или упрощенную систему налогообложения (письма Минфина России от 29.12.2020 N 03-11-03/4/116148 (п. 1), от 24.12.2020 N 03-11-11/113695, от 19.11.2020 N 03-11-11/101129, от 08.08.2017 N 03-11-12/50673, от 01.02.2013 N 03-11-11/48). Облагаемым доходом посредника (агента, комиссионера), является сумма агентского (комиссионного) вознаграждения, предусмотренная договором (ст. 156, ст. 227, подп. 9 п. 1 ст. 251 НК РФ, смотрите также письма Минфина России от 09.12.2013 N 03-11-11/53640, от 07.10.2013 N 03-11-06/2/41436).

В соответствии с п. 6 ст. 346.53 НК РФ если индивидуальный предприниматель применяет ПСН и осуществляет иные виды предпринимательской деятельности, в отношении которых им применяется иной режим налогообложения, он обязан вести учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в соответствии с порядком, установленным в рамках соответствующего режима налогообложения, то есть раздельный учет (письма Минфина России от 28.07.2020 N 03-11-11/66940, от 05.11.2019 N 03-11-11/85064).

Напомним также о праве налогоплательщика получить персональные разъяснения, обратившись в Минфин России и/или в налоговый орган по месту учета (подп. 1, 2 п. 1 ст. 21 НК РФ). Обратиться в налоговый орган за разъяснениями возможно на сайте ФНС России, пройдя по ссылке: https://www.nalog.ru/rn77/service/obr_fts/other/ul/.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

аудитор, член ААС Федорова Лилия

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

Арендатор, являющийся налогоплательщиком УСН (доходы минус расходы), арендует помещение у Арендодателя по договору аренды, в котором предусмотрено, что расходы на электроэнергию возмещаются сверх арендной платы, то есть не являются переменной частью арендной платы. Арендуемым помещением Арендатор не пользуется, а сдает его в субаренду по договору с субарендатором, в котором также предусмотрено, что расходы на электроэнергию возмещаются сверх субарендной платы, то есть не являются переменной частью субарендной платы.

Может ли Арендатор включить оплату электроэнергии, поступающей в арендованное помещение, сдаваемое им в субаренду, в расходы для целей применяемой им системы налогообложения УСН (доходы минус расходы)?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Расходы на оплату электроэнергии сверх арендной платы, предъявляемые арендодателем и возмещаемые субарендатором, учитываются арендатором (субарендодателем) в составе расходов при определении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН.

 

Обоснование вывода:

Согласно положениям п. 2 ст. 615 ГК РФ арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду. К договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

На основании ст. 346.15 НК РФ налогоплательщики при определении объекта налогообложения по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, учитывают доходы, определяемые в порядке, установленном пп. 1, 2 ст. 248 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 248 НК РФ в составе доходов учитываются доходы от реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со ст. 249, 250 НК РФ. Они учитываются на дату их фактического получения (п. 1 ст. 346.17 НК РФ).

При определении объекта налогообложения не учитываются доходы, предусмотренные ст. 251 НК РФ (подп. 1 п. 1.1 ст. 346.15 НК РФ). Получаемая от арендатора (субарендатора) компенсация расходов арендодателя (субарендодателя) по содержанию сдаваемого в аренду (субаренду) имущества, в том числе за потребленную электроэнергию, в состав таких доходов не включена.

Поэтому суммы платежей арендаторов (субарендаторов) за коммунальные услуги, в том числе платы за электроэнергию, поступающие на счет арендодателя (субарендодателя), учитываются в составе его доходов при определении объекта налогообложения по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН (письмо Минфина России от 28.06.2019 N 03-11-11/47805).

В рассматриваемой в вопросе ситуации расходы на потребленную электроэнергию субарендатор возмещает субарендодателю отдельным платежом сверх арендной платы. Следовательно, учитывая позицию представителей финансового ведомства, в этой ситуации сумму платы за электроэнергию, возмещаемую субарендатором сверх субарендной платы, необходимо признать в составе доходов субарендодателя при УСН (письма Минфина России от 15.01.2020 N 03-11-11/1091, от 21.03.2019 N 03-11-11/18649, от 21.03.2017 N 03-11-11/16222).

Организация, применяющая УСН с объектом налогообложения "доходы, уменьшенные на величину расходов", при определении налоговой базы уменьшает полученные доходы на расходы, перечисленные в ст. 346.16 НК РФ, при условии их соответствия критериям, указанным в п. 1 ст. 252 НК РФ. Согласно п. 2 ст. 346.17 НК РФ расходами налогоплательщиков, применяющих УСН, признаются затраты после их фактической оплаты.

Перечень расходов, которые учитываются при применении УСН, является закрытым. То есть учесть можно только расходы, предусмотренные п. 1 ст. 346.16 НК РФ. Расходы на возмещение коммунальных услуг, в том числе электроэнергии, в п. 1 ст. 346.16 НК РФ прямо не поименованы.

Вместе с тем в силу подп. 5 п. 1 ст. 346.16 НК РФ налогоплательщики, применяющие УСН, могут уменьшать полученные доходы на сумму произведенных материальных расходов. При этом п. 2 ст. 346.16 НК РФ определено, что расходы, указанные в подп. 5 п. 1 ст. 346.16 НК РФ, принимаются применительно к порядку, предусмотренному для исчисления налога на прибыль организаций ст. 254 НК РФ.

Подпунктом 5 п. 1 ст. 254 НК РФ к материальным расходам отнесены в том числе затраты налогоплательщика на приобретение топлива, воды, энергии всех видов, расходуемых на технологические цели, выработку (в том числе самим налогоплательщиком для производственных нужд) всех видов энергии, отопление зданий, а также расходы на производство и (или) приобретение мощности, расходы на трансформацию и передачу энергии.

Таким образом, налогоплательщики-арендодатели, применяющие УСН с объектом налогообложения в виде доходов, уменьшенных на величину расходов, могут уменьшать доходы, полученные от предпринимательской деятельности в сфере оказания услуг по передаче в аренду помещений, на затраты на оплату коммунальных услуг (письма Минфина России от 31.07.2014 N 03-11-11/37705, от 07.08.2009 N 03-11-06/2/148, от 25.06.2009 N 03-11-09/224 и др.).

Отметим, что контролирующие органы и ранее указывали на то, что организация, применяющая УСН, вправе включить коммунальные платежи либо в состав арендных платежей (подп. 4 п. 1 ст. 346.16 НК РФ), либо в состав материальных расходов (подп. 5 п. 1 ст. 346.16 НК РФ) (письма УФНС по г. Москве от 16.09.2005 N 18-11/3/66014, УФНС по г. Москве от 13.01.2005 N 21-09/869, Управления налогообложения малого бизнеса МНС РФ от 11.05.2004 N 22-1-14/881@, Управления МНС по г. Москве от 21.08.2003 N 21-09/45889).

В письме от 31.12.2004 N 21-14/85240 управление ФНС по г. Москве разъяснило, что, "учитывая то, что закрытый перечень расходов, установленный п. 1 ст. 346.16 НК РФ, не содержит расходов, связанных с оплатой коммунальных платежей, арендатор учитывает указанные расходы, относящиеся к помещениям (зданиям), полученным в аренду, в составе арендных платежей только в том случае, если компенсация арендодателю за коммунальные услуги предусмотрена договором аренды. Указанный порядок включения в состав арендных платежей компенсации арендодателю за коммунальные услуги разъяснен письмом МНС России от 11.05.2004 N 22-1-14/881".

По нашему мнению, приведенные разъяснения применимы и в данной ситуации.

В сложившейся ситуации арендатор сдает арендуемое помещение в субаренду. Субарендатор возмещает субарендодателю стоимость потребленной электроэнергии. На наш взгляд, стоимость расходов на возмещение электроэнергии в данной ситуации рассматривается как расходы, связанные с предоставлением помещения в субаренду и могут рассматриваться в составе материальных расходов.

Исходя из изложенного, считаем, что в данной ситуации субарендодатель вправе уменьшать доходы, полученные от предпринимательской деятельности в сфере оказания услуг по передаче помещения в субаренду (в том числе и доход от возмещения субарендатором расходов на оплату электроэнергии) на затраты на возмещение стоимости электроэнергии собственнику помещения (арендодателю).

При этом необходимо учитывать, что расходами признаются только обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком (п. 2 ст. 346.16 НК РФ).

В письме УФНС России по г. Москве от 23.12.2011 N 16-15/124553@ указано, что для признания стоимости потребленных арендатором водоснабжения, энергии, услуг связи, вывоза ТБО в расходах необходимо, чтобы данные затраты были документально подтверждены актами оказанных услуг и расчетами коммунальных платежей, составленными арендодателем исходя из занимаемых арендатором площадей на основании счетов водо-, энергоснабжающих предприятий и других служб, выставленных арендодателю и отражающих поставку соответствующих услуг, копии которых необходимо приложить к акту.

Таким образом, по нашему мнению, стоимость возмещения расходов на электроэнергию, предусмотренную договором аренды, можно учесть в составе расходов арендатора (субарендодателя), применяющего УСН, при наличии факта оплаты и документального подтверждения расходов.

В заключение отметим, что официальных разъяснений и материалов судебной практики по аналогичным ситуациям обнаружить не удалось.

В связи с чем напоминаем о праве налогоплательщика на обращение за письменными разъяснениями (информацией) в Минфин России или налоговый орган по месту учета (подп. 1, 2 п. 1 ст. 21, подп. 4 п. 1 ст. 32, п. 1 ст. 34.2, подп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ).

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

профессиональный бухгалтер Башкирова Ираида

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

Организация (ОСНО) получила право требования на нежилое помещение по договору уступки права требования (цессии). В дальнейшем это право будет реализовано юридическому или физическому лицу. Цедент не является застройщиком, а реализует свое право по ДДУ, полученное от застройщика по цене выше, чем было приобретено. Одновременно с передачей имущественных прав цедент обязан передать счет-фактуру с исчисленной суммой НДС с разницы между стоимостью имущественного права и ценой его реализации.

Пример: Застройщик реализовал участнику (цеденту) по ДДУ право требования на нежилое помещение за 600 000 руб. Цедент реализует свое право за 1 200 000 руб. База по НДС у цедента определяется так: (1 200 000 - 600 000) х 20/120, то есть НДС - 100 000 руб. Цессионарий реализует право за 1 300 000 руб.

При определении налоговой базы по НДС цессионарий должен включить в расходы 1 200 000 руб. или за минусом НДС 100 000 руб.? Если в расходах НДС учесть нельзя, может ли цессионарий этот НДС предъявить к вычету?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

При реализации имущественных прав на нежилые помещения определять налоговую базу по НДС необходимо в порядке, установленном п. 3 ст. 155 НК РФ, то есть с разницы между ценой реализации имущественных прав и ценой их приобретения, с применением расчетной ставки 20/120, то есть так, как указано в примере.

Цессионарий (новый кредитор) не вправе принять к вычету НДС, предъявленный цедентом при уступке права требования по договору долевого участия в строительстве нежилого помещения. В таком случае при последующей реализации имущественного права он должен уплатить НДС с разницы между суммой дохода, полученного от переуступки требования (с НДС), и суммой расходов на приобретение этого требования (с НДС) по расчетной ставке 20/120.

 

Обоснование вывода:

Порядок определения налоговой базы при передаче налогоплательщиками имущественных прав на объекты недвижимости установлен п. 3 ст. 155 НК РФ. При этом в нем поименованы только жилые дома, жилые помещения, доли в жилых домах или жилых помещениях, гаражи и машино-места. При этом в ст. 155 НК РФ не определены особенности расчета налоговой базы при передаче прав на нежилые помещения.

В соответствии с правовой позицией, приведенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 25.02.2010 N 13640/09 по делу N А45-1139/2009-17/24, имущественные права на недвижимое имущество и на имущество, перечисленное в п. 3 ст. 155 НК РФ, отнесены к одному виду объектов гражданских прав, и их правовой режим применительно к вопросам исчисления НДС в случае, если законодательство о налогах и сборах не установило исключений, должен определяться одинаково. Следовательно, при реализации имущественных прав на нежилые помещения налоговая база должна определяться в виде разницы между ценой реализации и ценой приобретения имущественных прав. При этом содержащееся в постановлении толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел.

Контролирующие органы подтвердили необходимость применения подхода, изложенного в судебной практике (смотрите письма ФНС России от 27.06.2014 N ГД-4-3/12291 (согласовано с Минфином России письмом от 22.04.2014 N 03-07-15/18513) и Минфина России от 27.06.2016 N 03-07-10/37288).

Правовой позиции Президиума ВАС придерживаются и суды (определение ВС РФ от 13.06.2017 N 301-КГ17-5978, постановления АС Западно-Сибирского округа от 17.07.2019 N Ф04-5411/2017, Тринадцатого ААС от 20.03.2013 N 13АП-3032/13, ФАС Московского округа от 24.05.2012 N Ф05-4197/12).

С учетом изложенного считаем, что при реализации имущественных прав на нежилые помещения определять налоговую базу по НДС необходимо в порядке, установленном п. 3 ст. 155 НК РФ, то есть с разницы между ценой реализации имущественных прав и ценой их приобретения, с применением расчетной ставки 20/120 (п. 4 ст. 164 НК РФ).

В письме от 14.02.2018 N 03-07-11/9078 Минфин России указывает, что поскольку суммы налога на добавленную стоимость по приобретенным правам требования являются расходами налогоплательщика на их приобретение, при определении налоговой базы в порядке, установленном ст. 155 НК РФ, суммы налога по приобретенным правам требования учитываются в составе расходов на их приобретение и вычитаются из стоимости, по которой передаются права (прекращаются обязательства), с учетом налога. Поэтому оснований для принятия к вычету новым кредитором сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных первоначальным кредитором, не имеется (смотрите также письмо Минфина России от 17.02.2010 N 03-07-08/40).

Основывает свою позицию Минфин России на п. 2 ст. 155 НК РФ, в котором указано, что в случае последующей уступки новым кредитором прав требования или при прекращении соответствующего обязательства налоговая база по налогу на добавленную стоимость определяется как сумма превышения сумм дохода, полученного новым кредитором, над суммой расходов на приобретение указанного требования, и относит такое определение налогооблагаемой базы к операциям, не признаваемым объектами налогообложения НДС и поэтому не отвечающими условию принятия НДС к вычету, установленному в п. 2 ст. 171 НК РФ.

Также указанная позиция Минфина России применяется в том случае, если цессионарий получает права на жилые дома или жилые помещения, доли в жилых домах или жилых помещениях, гаражи или машино-места, когда налогооблагаемая база по НДС определяется в соответствии с п. 3 ст. 155 НК РФ (в п. 3 ст. 155 НК РФ установлено, что "налоговая база определяется как разница между стоимостью, по которой передаются имущественные права, с учетом налога и расходами на приобретение указанных прав"). А также при приобретении прав на нежилые помещения (если такую передачу рассматривать, как облагаемую по правилам п. 3 ст. 155 НК РФ, в соответствии с позицией Президиума ВАС РФ в постановлении от 25.02.2010 N 13640/09 и контролирующих органов (письмо ФНС России от 27.06.2014 N ГД-4-3/1229)).

Поэтому если следовать логике Минфина России, то цессионарий не вправе принять к вычету НДС, предъявленный цедентом при уступке права требования по договору долевого участия в строительстве нежилого помещения. В таком случае при последующей реализации имущественного права он должен уплатить НДС с разницы между суммой дохода, полученного от переуступки требования (с НДС), и суммой расходов на приобретение этого требования (с НДС) по расчетной ставке 20/120.

Таким образом, в рассматриваемом примере при последующей переуступке налоговая база и сумма НДС будут определяться следующим образом:

1 300 000 - 1 200 000 х 20/120.

К сожалению, примеров судебной практики или разъяснений по вопросу учета НДС в ситуации, полностью аналогичной рассматриваемой, на момент подготовки ответа не обнаружено.

В заключение отметим, что во избежание споров с проверяющими организация вправе воспользоваться правом налогоплательщика и на основании п. 1 ст. 21 и п. 1 ст. 34.2 НК РФ обратиться в Минфин России или налоговый орган за разъяснениями. Выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции, является обстоятельством, исключающим вину лица в совершении налогового правонарушения (подп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ).

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Коренева Ольга

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

ОАО приобрело земельный участок, расположенный в 500-метровой водоохранной зоне моря. Часть земельного участка расположена в 50-метровой прибрежной защитной полосе моря. Кроме того, арендуется прилегающий земельный участок с прибрежной полосой моря.

В 2021 году обществом произведены затраты на укрепление береговой линии: залита подпорная бетонная стена высотой 1,5 метра, защищающая участки от размытия волнами. Стена расположена и на арендованном участке, и на участке, находящемся в собственности общества. Частично выровнен и забетонирован собственный участок.

Величина приведенных затрат позволяет сформировать в бухгалтерском учете отдельные объекты основных средств. Указанные затраты не согласованы с арендодателем и не учитываются для целей налогообложения прибыли. В 2021 году общество применяло ПБУ 6/01.

Следует ли учитывать береговое укрепление и затраты на благоустройство территории в составе основных средств? Если да, то будет ли облагаться стоимость таких объектов налогом на имущество организаций?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Береговое укрепление подлежит отражению в составе основных средств общества и обложению налогом на имущество организаций.

Расходы на выравнивание и замощение асфальтом земельного участка увеличивают его стоимость в бухгалтерском учете и не учитываются при обложении налогом на имущество недвижимости общества.

 

Обоснование вывода:

 

Укрепление береговой линии

 

В соответствии с п. 5 ПБУ 6/01 "Учет основных средств" (далее - ПБУ 6/01) к основным средствам относятся: здания, сооружения, рабочие и силовые машины и оборудование, измерительные и регулирующие приборы и устройства, вычислительная техника, транспортные средства, инструмент, производственный и хозяйственный инвентарь и принадлежности, рабочий, продуктивный и племенной скот, многолетние насаждения, внутрихозяйственные дороги и прочие соответствующие объекты.

Капитальные вложения в земельные участки, на коренное улучшение земель (осушительные, оросительные и другие мелиоративные работы), в объекты природопользования (вода, недра и другие природные ресурсы) учитываются как отдельные инвентарные объекты (по видам объектов капитальных вложений).

При этом капитальные вложения на коренное улучшение земельного участка, принадлежащего организации, увеличивают его стоимость (п. 10 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных приказом Минфина РФ от 13.10.2003 N 91н (далее - Методические указания N 91н).

В рассматриваемой ситуации организация залила подпорную бетонную стену, обладающую самостоятельной функцией - защитной.

На наш взгляд, такая стена должна рассматриваться в качестве гидротехнического берегозащитного (волнозащитного) сооружения, являющегося самостоятельным активом. Основания для квалификации ее в качестве коренного улучшения земельного участка отсутствуют (п. 3.3 Свода правил СП 58.13330.2019 "СНиП 33-01-2003 Гидротехнические сооружения. Основные положения", утвержденного приказом Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ от 16.12.2019 N 811/пр, введение Общероссийского классификатора ОК 013-2014 (СНС 2008), принятого и введенного в действие приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 12.12.2014 N 2018-ст, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.03.2013 N Ф08-196/13).

Для принятия актива к бухгалтерскому учету в качестве основного средства требуется одновременное выполнение следующих условий:

- объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование;

- объект предназначен для использования в течение длительного времени, то есть срока продолжительностью свыше 12 месяцев;

- организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта;

- объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем (п. 4 ПБУ 6/01).

Исходя из назначения и характеристик берегоукрепление вполне соответствует критериям признания его в качестве основного средства.

При этом так как оно размещено одновременно и на собственном, и на арендованном участке, то необходимо учитывать следующее.

Объект основных средств, находящийся в собственности двух или нескольких организаций, отражается каждой организацией в составе основных средств соразмерно ее доле в общей собственности (п. 10 Методических указаний N 91н).

Капитальные вложения в арендованные объекты основных средств зачисляются организацией-арендатором в собственные основные средства в сумме фактически произведенных затрат, если иное не предусмотрено договором аренды (п. 5 ПБУ 6/01, пп. 46, 47 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н). Причем ПБУ 6/01 не уточняет, какие именно капитальные вложения в арендованные объекты учитываются в составе основных средств арендатора (отделимые или неотделимые, произведенные с согласия арендодателя или без него, возмещаемые или невозмещаемые).

Таким образом, укрепление береговой линии учитывается обществом в составе основных средств в следующем порядке:

- в доле, приходящейся на собственный земельный участок - в составе собственных основных средств;

- в доле, приходящейся на арендованный участок - в составе капитальных вложений в арендованный земельный участок.

В соответствии с п. 1 ст. 374 НК РФ объектом обложения налогом на имущество для российских организаций признается недвижимое имущество, учитываемое на балансе организации в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета.

При этом неотделимые капитальные вложения, учитываемые у российской организации-арендатора в качестве основных средств, подлежат обложению налогом на имущество до их выбытия из состава основных средств арендатора (письма Минфина России от 09.11.2020 N 03-05-05-01/97169, от 09.07.2019 N 03-05-05-01/50498, ФНС России от 15.08.2019 N АС-4-21/16183@).

Соответственно, укрепление береговой линии облагается налогом на имущество организаций:

- собственное основное средство - в общеустановленном порядке;

- капитальные вложения в арендованный земельный участок - до выбытия из состава основных средств арендатора.

 

Благоустройство

 

Асфальтовое покрытие земельного участка не имеет самостоятельного функционального назначения, не образует отдельного сооружения, а является элементом благоустройства (замощением) земельного участка (постановления Девятого ААС от 24.12.2021 N 09АП-71283/21, Двадцать первого ААС от 15.12.2021 N 21АП-3495/21, АС Волго-Вятского округа от 25.11.2021 N Ф01-5426/21, письма ФНС России от 28.08.2019 N БС-4-21/17216@, Минфина России от 13.11.2019 N 03-05-05-01/87416).

Поэтому, на наш взгляд, расходы на улучшение земельного участка (его выравнивание и замощение) увеличивают стоимость указанного земельного участка (п. 14 ПБУ 6/01, п. 10 Методических указаний N 91н).

Земельные участки (в том числе на которых проведены неотделимые улучшения) не признаются объектом обложения налогом на имущество организаций (подп. 1 п. 4 ст. 374 НК РФ, письмо Минфина России от 08.02.2021 N 03-05-05-01/7876). Соответственно, затраты на благоустройство земельного участка не учитываются для целей налогообложения налогом на имущество недвижимости общества.

Отметим, что наша точка зрения является не единственной. С учетом осуществляемого организацией вида деятельности и назначения покрытия применительно к налоговому учету судебные органы допускают квалификацию сооружения твердого покрытия в качестве самостоятельного основного средства (определение Верховного Суда РФ от 17.07.2020 N 304-ЭС20-11123, постановление АС Восточно-Сибирского округа от 21.10.2015 N Ф02-5804/2015).

На наш взгляд, руководство данной точкой зрения в рассматриваемой ситуации не должно приводить к возникновению объекта обложения налогом на имущество, так как асфальтное покрытие участка не может быть признано самостоятельной недвижимой вещью (письма Минфина России от 13.11.2019 N 03-05-05-01/87416, от 01.04.2020 N 03-03-07/26051).

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Хмелькова Елена

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

Организация состоит на учете в двух налоговых инспекциях (по месту нахождения и по крупнейшим налогоплательщикам). У организации закрывается представительство. Необходимо зарегистрировать изменения в ЕГРЮЛ.

В какую инспекцию подать заявление?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Заявление нужно подавать в регистрирующий орган по месту нахождения юридического лица.

 

Обоснование вывода:

Сведения о филиалах и представительствах юридического лица содержатся в ЕГРЮЛ (абзац третий п. 3 ст. 55 ГК РФ, подп. "н" п. 1 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", далее - Закон о госрегистрации).

Юридическое лицо в течение семи рабочих дней со дня изменения содержащихся в ЕГРЮЛ сведений обязано сообщить об этом в регистрирующий орган по месту своего нахождения (п. 5 ст. 5 Закона о госрегистрации). Согласно п. 2 ст. 8 Закона о госрегистрации государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, уполномоченных выступать от имени юридического лица в силу закона, иного правового акта или учредительного документа, если иное не предусмотрено указанным Законом.

Таким образом, при закрытии представительства для исключения сведений о нем из ЕГРЮЛ в регистрирующий орган по месту нахождения юридического лица подается заявление по форме N Р13014. Сведения о том, какая именно налоговая инспекция является регистрирующим органом по месту нахождения юридического лица, можно получить из выписки из ЕГРЮЛ.

Также обратите внимание, что в целях налогового контроля организация обязана в течение трех дней со дня принятия решения о прекращении деятельности через филиал или представительство (закрытии филиала или представительства) сообщить об этом в налоговый орган по месту нахождения организации (подп. 3.1 п. 2 ст. 23 НК РФ). Сообщение подается по форме N С-09-3-2, утвержденной приказом ФНС России 04.09.2020 N ЕД-7-14/632@. Снятие с учета организации по месту нахождения филиала, представительства осуществляется на основании сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, но не ранее окончания выездной налоговой проверки в случае ее проведения (абзац второй п. 5 ст. 84 НК РФ).

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Ефимова Ольга

 

Должен ли резидент РФ (физическое лицо) уплатить в РФ налог на прибыль от продажи недвижимого имущества, находящегося на территории Украины (имущество находится в собственности более десяти лет)? Если налог подлежит уплате, то каковы размер, порядок и сроки уплаты?

 

На основании п. 17.1 ст. 217 НК РФ освобождаются от налогообложения доходы, получаемые физическими лицами за соответствующий налоговый период, в частности, от продажи объектов недвижимого имущества, с учетом особенностей, установленных ст. 217.1 НК РФ. Согласно п. 2 ст. 217.1 НК РФ в общем случае доходы, получаемые налогоплательщиком от продажи объекта недвижимого имущества, освобождаются от налогообложения при условии, что такой объект находился в собственности налогоплательщика в течение минимального предельного срока владения объектом недвижимого имущества и более. В соответствии с п. 4 ст. 217.1 НК РФ минимальный предельный срок владения объектом недвижимого имущества составляет пять лет, за исключением случаев, указанных в п. 3 ст. 217.1 НК РФ.

Каких-либо ограничений по освобождению от налогообложения доходов от продажи имущества, связанных с нахождением имущества физических лиц - резидентов РФ в иностранных государствах, п. 17.1 ст. 217 и ст. 217.1 НК РФ не содержат. Аналогичное мнение нашло отражение в письмах Минфина России от 22.03.2018 N 03-04-05/18150, ФНС России от 09.11.2012 N ЕД-3-3/4062@.

Поэтому доход от продажи недвижимости в данном случае освобождается от налогообложения в РФ.

Налогоплательщики вправе не указывать в налоговой декларации по форме 3-НДФЛ доходы, не подлежащие налогообложению в соответствии со ст. 217 НК РФ (п. 4 ст. 229 НК РФ). Таким образом, в данном случае физическое лицо вправе не представлять налоговую декларацию по полученным доходам, если нет иных доходов, подлежащих декларированию (письмо Минфина России от 20.12.2017 N 03-04-05/85246).

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

профессиональный бухгалтер Лазукова Екатерина

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

Сотрудник проводят представительские встречи. Работники составляют авансовые отчеты и предоставляют следующий комплект документов: авансовый отчет; отчет о проведении мероприятия (с описанием повестки, плана, итогов и участников мероприятия); отчет о представительских расходах (избранная комиссия подтверждает официальный характер расходов и целесообразность отнесения их к представительским расходам, связанным с производственно-хозяйственной деятельностью предприятия); ресторанный счет с указанием блюд, напитков; документ об оплате услуг подотчетным лицом (слип терминала или выписка по банковской карте сотрудника, если оплата была произведена безналичным способом). Кассовый чек онлайн-кассы с QR-кодом в данном комплекте отсутствует.

Может ли организация при условии представления подотчетным лицом такого комплекта документов учесть расходы по налогу на прибыль?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Исходя из открытого перечня подтверждающих несение расходов документов если совокупность имеющейся "первички" позволяет подтвердить факт несения расходов и их обоснованность (осуществление с ведома и в интересах организации), то расходы, осуществленные работником, могут быть учтены в целях налогообложения. Но при отсутствии устоявшейся судебной практики не исключаем иной подход налоговых органов. Поэтому организации целесообразно подойти к решению этого вопроса еще и с учетом той суммы, о признании или непризнании которой при налогообложении может идти речь.

 

Обоснование вывода:

Подотчетное лицо к авансовому отчету может представить в качестве подтверждающих расходы следующие документы:

- "бумажный" кассовый чек (бланк строгой отчетности), непосредственно сформированный ККТ (пп. 1 и 2 ст. 1.2 Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении расчетов в Российской Федерации", далее - Закон о ККТ);

- кассовый чек или бланк строгой отчетности, направленный по электронной почте, или номер телефона, распечатанный на бумаге (пп. 3, 4 ст. 1.2 Закона о ККТ);

- документ, подтверждающий расчеты в отдаленных и труднодоступных местностях (п. 3 ст. 2 Закона о ККТ);

- товарный чек, квитанция, расписка, иной подобный документ (п. 2.1 ст. 2 Закона о ККТ).

В подавляющем большинстве случаев если речь идет о фискализируемых расчетах после 01.07.2021, это будет именно "бумажный" кассовый чек (или БСО), поскольку после окончания отсрочки практически все организации и ИП при осуществлении ИП обязаны применять контрольно-кассовую технику. Это предполагает формирование кассового чека (БСО) с включением в него обязательных реквизитов и выдачу (направление) его клиенту (покупателю) в установленном порядке и сроки (пп. 5.3, 5.4 ст. 1.2 Закона о ККТ).

Когда пользователь ККТ вправе не применять онлайн-кассу, клиент - подотчетное лицо может подтвердить произведенный расход иными полученными документами. В остальных случаях отсутствие в числе приложенных к авансовому отчету документов чека ККТ не позволяет подтвердить факт оплаты (расчета) подотчетным лицом приобретенного товара (работы, услуги). При этом если чек не выдан в нарушение требований законодательства, то у организации-работодателя есть риск спора с налоговым органом касательно правильности исчисления налоговой базы при принятии таким образом оформленных расходов (как не соответствующих п. 1 ст. 252 НК РФ).

Так, в письме от 22.01.2020 N 03-03-06/1/3298 специалисты финансового ведомства указали, что в случае, если при осуществлении расчетов применялась ККТ, оправдательные документы должны быть сформированы в соответствии с положениями Закона о ККТ. А в письмах от 28.01.2020 N 03-03-06/3/4915 и N 03-03-06/1/4913 Минфин России делает следующий вывод: если приложенные к авансовому отчету подтверждающие документы оформлены с нарушениями, то расходы (затраты) по такому авансовому отчету не учитываются для целей налогообложения прибыли как не имеющие надлежащего документального подтверждения (смотрите также письмо Минфина России от 05.03.2021 N 03-03-07/15819).

В то же время в других разъяснениях говорится, что нарушение контрагентом законодательства при документальном оформлении расчетов само по себе не свидетельствует о неправомерности расходов покупателя (письма Минфина России от 26.09.2019 N 03-03-06/1/74132 и от 24.09.2019 N 03-03-06/1/73290). В письме Минфина России от 18.02.2019 N 03-03-06/1/10344 пояснено, что кассовый чек подтверждает факт расчетов, но не обосновывает экономическую целесообразность факта хозяйственной деятельности; в связи с этим отсутствие чека ККТ (речь шла об оплате гостиничных услуг) не влияет на включение затрат по проживанию работника в командировке в расходах при налогообложении прибыли организации. И еще: согласно письмам Минфина России от 22.01.2020 N 03-03-06/1/3300, от 14.10.2019 N 03-03-06/1/78500, ФНС России от 25.06.2013 N ЕД-4-3/11515@ ценности, приобретенные сотрудником для организации, а также расходы, произведенные по ее поручению, принимают к учету на основании утвержденного авансового отчета, накладных (других документов), а также документов, подтверждающих факт оплаты, в частности чеков ККТ.

Тем самым для учета расходов в целях налогообложения наряду с кассовым чеком необходимы и другие первичные документы, свидетельствующие о связи понесенных расходов с деятельностью организации, направленной на получение доходов, поскольку кассовый чек подтверждает факт расчетов, но не является документом, обосновывающим экономическую целесообразность факта хозяйственной деятельности (смотрите письмо Минфина России от 18.02.2019 N 03-03-06/1/10344 и письмо ФНС России от 30.10.2020 N АБ-4-20/17902@).

Допускаем, что регулятор тем самым дает понять, что само по себе наличие или отсутствие кассового чека не является тем обстоятельством, от которого зависит непосредственно признание расхода при исчислении налоговой базы.

В этой связи считаем, что если совокупность имеющихся первичных документов, включая документ о безналичной оплате, пусть и об использовании ЭСП сотрудником, позволяет подтвердить факт несения расходов и их обоснованность (их осуществление с ведома и в интересах организации), то расходы, осуществленные работником, могут быть учтены в целях налогообложения.

Но, выражая такое мнение, мы не исключаем иной подход налоговых органов.

Оперативно нам не встретилось примеров судебной практики с аналогичным рассматриваемому предметом споров. А в тех, в которых так или иначе оценивалась обоснованность признанных расходов, суды исходили не из того, есть чек или нет, а из того, реальны ли расходы.

Так, например, в неналоговом споре суд поддержал организацию, расходы которой были оформлены авансовым отчетом и приложенными документами, в корректности которых усомнились проверяющие (постановление Седьмого ААС от 06.10.2021 N 07АП-7807/21). Именно в этом судебном решении со ссылкой официальные разъяснения было указано: при отсутствии кассового чека допустимо использовать другие документы, которые по законодательству РФ могут подтверждать оплату, в т.ч. слип (квитанцию электронного терминала) и выписку с банковского счета сотрудника о совершении транзакции с указанием назначения и получателя платежа.

А в споре, касавшемся расходов ИП на НДФЛ, суд также поддержал налогоплательщика (решение Арбитражного суда Саратовской области от 16.09.2020 N А57-5530/2020). Довод налогового органа о том, что расходы в рамках налогообложения НДФЛ должны подтверждаться только кассовыми чеками или платежными поручениями, был отклонен, так как документальное несение расходов подтверждено иными документами. При отсутствии доказательств, что налогоплательщиком фактически не осуществлены затраты, они экономически не обоснованны и не направлены на получение дохода, отказ в принятии расходов неправомерен.

В постановлении АС Западно-Сибирского округа от 17.12.2019 N Ф04-5799/19 чеки были, тем не менее расходы по ним не соответствовали ст. 252 НК РФ - не было связи с хозяйственной деятельностью (смотрите также постановление АС Поволжского округа от 23.01.2019 N Ф06-42099/18).

Поэтому повторим: если подотчетное лицо не приложит к авансовому отчету кассовые чеки, проверяющие такой факт не пропустят. А потому такие расходы требуют дополнительного обоснования - подтверждения реального их несения с ведома и в интересах организации.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Волкова Ольга

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

Можно ли при заключении договора с единственным поставщиком (исполнителем, подрядчиком) по Закону N 223-ФЗ для СМСП установить порядок оплаты в течение десяти рабочих дней со дня предъявления счета (то есть предварительная оплата)? Или должна быть формулировка в соответствии с п. 14.3 постановления Правительства РФ от 11.12.2014 N 1352?

 

Из буквальной формулировки п. 14.3 Положения об особенностях участия субъектов малого и среднего предпринимательства в закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц, годовом объеме таких закупок и порядке расчета указанного объема, утвержденного постановлением Правительства РФ от 11.12.2014 N 1352, следует, что условие договора, заключенного по результатам закупки с участием субъектов МСП, не должно превышать 15 рабочих дней со дня подписания заказчиком документа о приемке исполненных контрагентом обязательств (поставка товара, выполнение работ, оказание услуг).

При этом ни из приведенной нормы, ни из иных норм указанного документа, ни из Закона N 223-ФЗ не следует, что договор, заключенный по результатам соответствующих закупок, должен содержать формулировку об оплате в точном соответствии с п. 14.3 Положения.

Приведенная в вопросе формулировка, предусматривающая 100% авансовые платежи по договору, соответствует требованию п. 14.3 Положения, поскольку не нарушает предельных сроков оплаты, установленных данной нормой.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Чашина Татьяна

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

ООО (поставщик) заключило с АО (заказчик) договор о поставке товара. В договоре указано место поставки, находящееся в городе Москве. Юридический адрес заказчика - в г. Нижнем Новгороде. Товар доставляется собственным автотранспортом поставщика.

Какой адрес указать в строке "Грузополучатель" в товарной накладной формы ТОРГ-12: адрес места нахождения заказчика (покупателя) в Нижнем Новгороде или адрес фактического места доставки в Москве?

 

Прежде всего отметим, что, как указано в письме ФНС России от 21.10.2013 N ММВ-20-3/96@, Федеральным законом от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Закон N 402-ФЗ) предусмотрена самостоятельность хозяйствующих субъектов в выборе форм документирования фактов хозяйственной жизни. В ст. 9 Закона N 402-ФЗ установлен только перечень обязательных реквизитов первичных учетных документов.

Таким образом, унифицированные формы первичной учетной документации по учету торговых операций (утверждены постановлением Госкомстата РФ от 25.12.1998 N 132, далее - Постановление N 132), включая форму товарной накладной (форма N ТОРГ-12), с 01.01.2013 (даты вступлении в силу Закона N 402-ФЗ) не являются обязательными к применению. Отсюда следует, что нормативных требований, которыми организация обязана была бы руководствоваться при заполнении строки со сведениями о грузополучателе в товарной накладной, в настоящее время не существует.

Более того, в унифицированной форме N ТОРГ-12, как и в указаниях по применению и заполнению этой формы, которые содержатся в Постановлении N 132, также не конкретизировано, какой адрес должен указываться в строке "Грузополучатель": адрес организации-грузополучателя согласно ее учредительным документам и сведениям, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ), или адрес места доставки товара.

Согласно п. 1 ст. 509 ГК РФ поставка товаров осуществляется поставщиком путем отгрузки (передачи) товаров покупателю, являющемуся стороной договора поставки, или лицу, указанному в договоре в качестве получателя.

В ГК РФ понятие "грузополучатель" или "получатель груза" используется только применительно к отношениям по перевозке груза (п. 1 ст. 785, п. 1 ст. 796, п. 2 ст. 797 ГК РФ). Пункт 5 ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 08.11.2007 N 259-ФЗ "Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта" (далее - Закон N 259-ФЗ) определяет грузополучателя как физическое или юридическое лицо, управомоченное на получение груза. Согласно ч. 1 ст. 15 Закона N 259-ФЗ перевозчик обязан доставить и выдать груз грузополучателю по адресу, указанному грузоотправителем в транспортной накладной, грузополучатель - принять доставленный ему груз. Однако этот федеральный закон применяется к отношениям, возникающим при оказании услуг по перевозке грузов (чч. 1, 2 ст. 1, пп. 4, 13 ч. 1 ст. 2 Закона N 259-ФЗ), а не к перевозке грузов (товаров) собственным транспортом поставщика, кроме того, он не содержит норм, регламентирующих порядок заполнения товарной накладной.

В рассматриваемом случае товарной накладной оформляется операция по отгрузке товара, что подразумевает передачу товара покупателю (грузополучателю) в месте, согласованном сторонами. Поскольку организация-поставщик, осуществляя доставку своими силами, не составляет транспортные документы, представляется целесообразным указать в товарной накладной адрес места доставки товара (адрес в г. Москве, по которому в соответствии с условиями договора фактически доставляется товар). Вместе с тем учитывая, что хозяйствующие субъекты вправе самостоятельно определять формы первичных учетных документов (ч. 4 ст. 9 Закона N 402-ФЗ), полагаем, что в товарной накладной по строке "Грузополучатель" могут быть указаны два адреса: адрес юридического лица согласно сведениям ЕГРЮЛ и адрес фактического места доставки товара. Другим вариантом может быть добавление в применяемой поставщиком форме товарной накладной отдельной строки с указанием адреса места доставки (выгрузки) товара. Законодательству это не противоречит.

 

Рекомендуем также ознакомиться с материалом:

- Вопрос: Организация-продавец производит отгрузку нерезиденту, имеющему временное представительство в Новороссийске. Покупатель настаивает на том, чтобы и в графе "Грузополучатель", и в графе "Покупатель" был указан турецкий адрес и реквизиты. Но при этом в ТОРГ-12 покупатель просит указать в графе "Грузополучатель" именно адрес объекта строительства на территории РФ, а в форме ТОРГ-12 в аналогичной графе "Адрес грузополучателя" - временное представительство покупателя на территории РФ. Насколько это допустимо и есть ли какие-либо риски для организации-продавца при таком заполнении документов на отгрузку товара? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, декабрь 2016 г.)

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Ерин Павел

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

Организация заключила договор о целевом обучении сотрудника. Согласно договору при увольнении он должен в течение трех месяцев возместить организации расходы, связанные с предоставлением ему мер социальной поддержки (оплата дней при сдаче зачетов, экзаменов, дипломной работы), а также уплатить штраф в двухкратном размере расходов, связанных с предоставлением ему мер социальной поддержки, в случае неисполнения обязательств и работе в организации в течение пяти лет после прохождения государственной итоговой аттестации.

1. Верно ли, что сотрудник должен возместить расходы на обучение (учебный отпуск) с учетом уплаченных организацией налогов (НДФЛ и страховые взносы) за все годы предоставления учебного отпуска (с 2017 по 2021 год)?

2. Должен ли работник уплатить штраф в двухкратном размере расходов, связанных с предоставлением ему социальной поддержки (оплата дней при подготовке и сдаче экзаменов), то есть с сумм, выплаченных за учебный отпуск?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Работник обязан возместить работодателю средний заработок за время ученического отпуска в период обучения по договору о целевом обучении сотрудника в случаях, когда работники получают образование соответствующего уровня не впервые. При этом возмещение производится с учетом НДФЛ и страховых взносов.

 

Обоснование вывода:

Частью 6 ст. 56 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" предусмотрено, что в случае неисполнения гражданином, заключившим договор о целевом обучении, предусмотренных договором о целевом обучении обязательств по освоению образовательной программы и (или) осуществлению трудовой деятельности в течение трех лет он обязан возместить заказчику целевого обучения расходы, связанные с предоставлением мер поддержки.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 27 ноября 2013 г. N 1076 "О порядке заключения и расторжения договора о целевом приеме и договора о целевом обучении" (действовало на момент заключения договора о целевом обучении) к расходам заказчика относятся меры материального стимулирования (стипендии и другие денежные выплаты, оплата питания и (или) проезда, оплата платных образовательных услуг (при необходимости), предоставление в пользование и (или) оплата жилого помещения. При заключении договора стороны самостоятельно определяют перечень мер социальной поддержки, предоставляемых гражданину, с указанием порядка, сроков и размеров их предоставления.

Таким образом, стороны вправе предусмотреть в договоре иные расходы заказчика, в том числе оплату ученического отпуска в размере среднего заработка.

Однако следует отметить, что обязанность работодателя предоставлять работникам дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка для прохождения промежуточной и итоговой аттестации при успешном освоении ими имеющих государственную аккредитацию программ бакалавриата, программ специалитета или программам магистратуры по заочной и очно-заочной формам обучения (независимо от того, направлены ли работники на обучение работодателем или поступили самостоятельно) в случаях, когда работники получают образование соответствующего уровня впервые, предусмотрена частью первой ст. 173 и частью первой ст. 177 ТК РФ. Для урегулирования этих вопросов заключать какой-либо договор (соглашение) работнику и работодателю не требуется. Аналогичной позиции придерживаются специалисты Роструда (смотрите ответ с портала "Онлайнинспекция. РФ")

Таким образом, если дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка полагаются работнику именно в силу закона, то расходы на их оплату не могут быть взысканы с работника в порядке, предусмотренном ст. 249 ТК РФ (п. 2 Судебной практики по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия за II полугодие 2006 г.), апелляционное определение СК по гражданским делам Пермского краевого суда от 01 октября 2012 г. по делу N 33-8670/2012).

В договоре о целевом обучении стороны в качестве расходов заказчика могут указать оплату учебного отпуска в случаях, когда работник не имеет права на сохранение среднего заработка в соответствии с трудовым законодательством.

По поводу НДФЛ и страховых взносов суды придерживаются позиции, что их выплата в случае досрочного увольнения сотрудника признается прямым действительным ущербом и в силу ст. 226 Налогового кодекса Российской Федерации работодатель, являющийся налоговым агентом, лишен возможности возвратить налог на доходы физического лица, плательщиком которого является само физическое лицо, из федерального бюджета (апелляционное определение СК по гражданским делам Ульяновского областного суда от 25 декабря 2012 г., апелляционное определение СК по гражданским делам Новосибирского областного суда от 18 декабря 2018 г. по делу N 33-12639/2018, апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 05 октября 2017 г. по делу N 33-16916/2017, апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 августа 2020 г. по делу N 33-9267/2020).

Что касается уплаты штрафа, то нет единой судебной позиции. Часть судов считают возможным взыскать штраф по договору целевого обучения (апелляционное определение СК по гражданским делам Пермского краевого суда от 27 мая 2019 г. по делу N 33-5202/2019, определение СК по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции от 27 августа 2020 г. по делу N 8Г-4913/2020, определение СК по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 26 марта 2020 г. по делу N 8Г-5388/2020).

Однако чаще суды приходят к выводу, что спорные правоотношения являются трудовыми, регулируются нормами главы 32 Трудового кодекса Российской Федерации, не предусматривающей возможности взыскания с работника штрафа за неисполнение условий договора об обучении (определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 05 октября 2021 г. по делу N 8Г-14695/2021, определение СК по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 16 сентября 2021 г. по делу N 8Г-19675/2021, определение СК по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 01 июня 2021 г. по делу N 8Г-6616/2021).

Согласно части первой ст. 248 ТК РФ взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка, производится по распоряжению работодателя. Распоряжение может быть сделано не позднее одного месяца со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба.

Если же сумма подлежащих возмещению работником затрат работодателя на его обучение превышает средний месячный заработок, удерживать эту сумму или ее часть из причитающихся при увольнении выплат нельзя (определения Красноярского краевого суда от 20.03.2017 N 33-3466/2017, Московского горсуда от 14.10.2016 N 33-37776/16). Взыскание всей суммы в силу части второй ст. 248 ТК РФ может осуществляться только судом.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Ипполитова Ирина

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

Несколько работников предприятия отстранены от работы в январе 2022 года в связи с отказом от вакцинации без уважительной причины. Дата окончания отстранения определена событием - вакцинацией/улучшением эпидемической обстановки. В соответствии со статьей 121 ТК РФ в стаж работы, дающий право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск, не включается время отсутствия работника вследствие его отстранения от работы.

Нужно ли включать данных работников в график отпусков на 2022 год? Если да, то на сколько дней, так как стаж работы, дающий право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск с момента отстранения отсутствует? Как быть в ситуации, если у работника остались неиспользованные дни отпуска (например, 11 дней) за предыдущие годы, но нет возможности определить стаж работы, дающий право на отпуск, пока работник не приступит к работе (речь при этом не идет о перенесении отпуска (его части) в соответствии со ст. 124 ТК РФ)? Стоит ли вносить изменения в график отпусков на 2022 год - включить неиспользованные 11 календарных дней отпуска? Если да, то каким образом в случае отсутствия согласия работника можно внести изменения в утвержденный график отпусков?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

В график отпусков следует включить отстраненных от работы работников, если в 2022 году у таких работников возникает право на отпуск, и работодатель планирует такой отпуск предоставить. Отпуск при этом должен быть запланирован полной продолжительности, если по соглашению между работником и работодателем он не был разделен на части в соответствии со ст. 125 ТК РФ.

В дальнейшем при необходимости в график отпусков могут быть внесены изменения.

Неиспользованные работником дни отпуска за предыдущие годы также следует включить в график отпусков.

При этом не имеет значения, что работодатель в настоящее время не имеет возможности определить стаж, дающий право на отпуск, а также отсутствие согласия работника.

 

Обоснование вывода:

Обязанность по оформлению графика отпусков вытекает из части первой ст. 123 ТК РФ. Согласно этой норме очередность предоставления оплачиваемых отпусков определяется ежегодно в соответствии с графиком отпусков, утверждаемым работодателем с учетом мнения профсоюза не позднее чем за две недели до наступления календарного года.

Если работодатель применяет унифицированную форму N Т-7 (утвержденную постановлением Госкомстата РФ от 05.01.2004 N 1), то в графе 5 по каждому работнику указывается продолжительность ежегодного оплачиваемого отпуска в календарных днях, а в графе 6 - запланированная дата начала отпуска (число и месяц; год можно не указывать, поскольку он уже обозначен в заголовке графика). Если по соглашению сторон ежегодный отпуск работника разделен на части, в графике путем заполнения нескольких строк отражаются продолжительность и дата начала каждой части отпуска. Указывать в графике период, за который предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск, не требуется. Вместе с тем работодатель вправе предусмотреть в форме графика отпусков графу для указания периода (рабочего года), за который работнику планируется предоставить оплачиваемый отпуск.

Вопрос о включении в график отпусков всех работников, состоящих в трудовых отношениях с работодателем на момент составления графика, на практике вызывает споры. При этом довольно распространено мнение, что в график отпусков должны быть включены все работники, состоящие в трудовых отношениях с работодателем на момент составления графика (решение Красноярского краевого суда от 21.12.2017 N 7р-1063/2017, решение Краснодарского краевого суда от 28.08.2014 N 12-2585/2014, определение Вологодского областного суда от 21.08.2013 N 33-3794/2013, письмо Роструда от 02.04.2021 N ПГ/07303-6-1).

Тем не менее в отношении конкретных случаев многие специалисты не столь категоричны. Так, например, по мнению Минтруда России (письмо от 10.12.2020 N 14-2/ООГ-17893), работодатель может самостоятельно урегулировать вопрос о необходимости включения в график работников, находящихся на момент его утверждения и в следующем календарном году в отпуске по уходу за ребенком (согласно приказу о предоставлении такого отпуска).

На наш взгляд, при принятии решения о включении в график отпусков работников необходимо учитывать, что в силу ст. 122 ТК РФ оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику в каждом рабочем году. При этом законом не предусмотрено предоставление ежегодного оплачиваемого отпуска пропорционально времени, отработанному к моменту его предоставления (смотрите также письмо Роструда от 24.12.2007 N 5277-6-1). Следовательно, отпуск, когда бы он ни предоставлялся (в начале рабочего года или в конце), должен предоставляться целиком, если по соглашению между работником и работодателем он не был разделен на части в соответствии со ст. 125 ТК РФ. Единственное исключение - дополнительный отпуск за работу во вредных или опасных условиях труда, который предоставляется пропорционально времени, фактически отработанному в соответствующих условиях (часть третья ст. 121 ТК РФ).

Также необходимо помнить, что права на использование отпусков за рабочий год, который еще не начался, работники не имеют.

В этой связи напомним, что первый рабочий год начинается в день приема на работу к данному работодателю и заканчивается через 12 месяцев, включаемых в стаж, дающий право на отпуск (далее также - отпускной стаж). Следующий рабочий год начинается сразу после окончания предыдущего (смотрите также письмо Роструда от 08.12.2008 N 2742-6-1). При наличии периодов, не включаемых в стаж, дата окончания рабочего года смещается по сравнению с изначальной на число дней в таких периодах.

Периоды, которые включаются в отпускной стаж и не включаются в него, перечислены в ст. 121 ТК РФ. Согласно части второй ст. 121 ТК РФ в стаж, дающий право на отпуск, не включается время отсутствия работника на работе без уважительных причин, в том числе вследствие его отстранения от работы в случаях, предусмотренных ст. 76 ТК РФ.

Однако отстранение работника от работы не отменяет уже возникшего у него права на ежегодный оплачиваемый отпуск, а равно не отменяет и установленной ст. 123 ТК РФ обязанности работодателя по утверждению графика отпусков работников, в том числе отстраненных от работы.

Соответственно, в график отпусков необходимо включать и отстраненных от работы работников, если в 2022 году у таких работников возникает право на отпуск и работодатель планирует такой отпуск предоставить.

Полагаем, что в приведенной ситуации график отпусков на 2022 год может не предусматривать отпуска тех работников, которые использовали полностью отпуск за текущий рабочий год, при этом следующий рабочий год начнется в 2022 году и закончится в 2023 году, а отпуск работодатель планирует предоставить в 2023 году. При этом можно включить фамилию работника в график отпусков, указав в примечании, что отпуск в соответствующем календарном году у работника не запланирован.

Часть вторая ст. 123 ТК РФ предусматривает, что составленный и утвержденный работодателем график отпусков обязателен как для работодателя, так и для работника.

Это означает, что работник, который по закону сам не может определять срок использования отпуска, должен уйти в отпуск именно в сроки, установленные графиком, а в предоставлении ему отпуска в иное время, чем предусмотренное графиком отпусков, работодатель может отказать (определение Верховного Суда Республики Татарстан от 14.05.2015 N 33-6204/2015). Работодатель, в свою очередь, не вправе в одностороннем порядке без согласования с работником менять уже запланированную графиком дату предоставления отпуска (определение Московского городского суда от 20.01.2016 N 33-1792/16).

Случаи, когда ежегодный оплачиваемый отпуск может быть или должен быть перенесен, предусмотрены ст. 124 ТК РФ. При этом закон не предусматривает обязанности работодателя перенести отпуск работника в случае отстранения его от работы. Следовательно, работодатель обязан предоставить работнику ежегодный оплачиваемый отпуск в сроки, установленные графиком отпусков, в том числе и в период отстранения последнего от работы (решение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 22.11.2017 по делу N 2-3961/2017).

Иными словами, работнику в период отстранения от работы должен быть предоставлен очередной ежегодный оплачиваемый отпуск в соответствии с графиком отпусков. Аналогичные разъяснения дают и представители Роструда.

Вместе с тем график отпусков определяет лишь порядок предоставления отпусков, но не устанавливает право на сам отпуск. Работодатель не обязан предоставлять работнику даже указанный в графике отпуск, если право на него у работника не возникло. Поэтому тот факт, что работодатель включил отпуск того или иного работника в график, еще не гарантирует, что такой отпуск необходимо будет предоставить.

Следовательно, если к моменту предоставления отпуска, запланированного графиком, выяснится, что права на использование этого отпуска работник еще не приобрел, поскольку рабочий год, за который отпуск предоставляется, с учетом не включаемых в отпускной стаж периодов еще не начался, отпуск работнику не должен предоставляться. В такой ситуации работодателю следует внести изменения в график отпусков.

Что касается неиспользованных дней отпуска за предыдущие годы, отметим следующее.

Как следует из положений ст. 114, 122 и 124 ТК РФ, если по каким-либо причинам работники имеют неиспользованные ежегодные отпуска за предыдущие рабочие периоды, то за ними сохраняется право на использование всех полагающихся ежегодных оплачиваемых отпусков (письмо Роструда от 01.03.2007 N 473-6-0).

В письме Роструда от 08.06.2007 N 1921-6 приводятся разъяснения, что ежегодные отпуска за предыдущие рабочие периоды могут предоставляться либо в рамках графика отпусков на очередной календарный год, либо по соглашению между работником и работодателем.

При желании из этого можно сделать вывод, что перенесенные на следующий год отпуска включать в график не обязательно. На наш взгляд, смысл письма несколько иной. График отпусков представляет собой план того, кто и когда в течение календарного года пойдет в отпуск. Поэтому включению в график подлежат все отпуска, предоставление которых запланировано в соответствующем году: как отпуска, положенные работникам за текущий рабочий год, так и неиспользованные отпуска прошлых лет. В то же время установленные графиком сроки можно изменить по соглашению между работником и работодателем.

Также отметим, что непредоставление отпуска в течение нескольких лет подряд (более чем за два года) может повлечь за собой административную ответственность работодателя по ст. 5.27 КоАП РФ.

В консультациях с информационного портала Роструда "Онлайнинспекция.РФ" высказывается мнение, что работодатель обязан вносить в график отпусков при его составлении не использованные работниками дни отпуска за прошлые периоды. Представлена такая точка зрения и в судебной практике (определение Вологодского областного суда от 05.10.2012 N 33-4157/2012).

Полагаем, что во избежание претензий контролирующих органов работодателю следует включить в график отпусков на 2022 год неиспользованные дни отпуска за предыдущие рабочие периоды.

При этом внесение изменений в график отпусков не требует согласия работника. Не содержит трудовое законодательство и нормы, устанавливающей обязанность работодателя при составлении графика отпусков учитывать пожелания работников, если эти работники не имеют права на предоставление отпуска в удобное для них время*(7).

При переносе отпуска на другой срок учитывать пожелания работника или достичь с ним соглашения о новой дате отпуска требуется лишь в случаях, установленных частями первой и второй ст. 124 ТК РФ. Однако в приведенной ситуации речь о таких случаях не идет.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Воронова Елена

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

Организация (ОСНО) в декабре 2021 года заключила договор лизинга на приобретение дорожной техники - автогрейдера. В договоре указан балансодержатель - лизингополучатель. Уплачен аванс на сумму 2 652 656,75 руб., в декабре был получен счет-фактура на аванс. Акт приема-передачи подписан в январе 2022 года. Срок лизинга - 36 месяцев. Лизинговые платежи - по 811 552,16 руб., аванс распределен равномерно на все 36 месяцев, выкупная цена - 1200 руб., уплачивается последним платежом. Итого сумма договора составляет 31 868 534,51 руб., в том числе НДС. Лизингодатель (банк) приобрел у поставщика оборудование за 26 526 567,50 руб., в том числе НДС.

Как вести налоговый учет по данному договору согласно новым ФСБУ и изменениям, которые прошли в 2022 году? Изменяется ли налоговый учет по другим действующим договорам, которые были заключены до 2022 года и которые будут закрыты в 2022, 2023 годах?

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Налоговый учет операций по договору лизинга, заключенному в декабре 2021 г., ведется в прежнем порядке, который действовал до 2022 г. и который зависел от условий договора в части выбора балансодержателя.

У лизингополучателя-балансодержателя предмет лизинга включается в состав амортизируемого имущества. В расходах ежемесячно учитываются:

- суммы амортизации;

- лизинговые платежи за вычетом начисленной амортизации.

По тем договорам, которые заключены до 2022 г. и в которых балансодержателем является лизингодатель, налоговый учет также ведется в прежнем порядке, предусматривающем признание лизинговых (арендных) платежей в составе прочих расходов в полном размере.

Порядок бухгалтерского учета аренды, обязательный к применению с 2022 г., не влияет на порядок налогового учета лизинговых операций.

 

Обоснование вывода:

Действительно, до 2022 года налоговый учет лизинговых операций зависел от условий договора в части выбора стороны, учитывающей у себя предмет лизинга.

Обязательное применение с 2022 г. положений ФСБУ 25/2018 "Бухгалтерский учет аренды", предусматривающего отражение предмета лизинга в бухгалтерском учете как на балансе лизингодателя, так и на балансе лизингополучателя (в том или ином виде) вне зависимости от выбора балансодержателя по условиям договора (п. 2 ФСБУ 25/2018) потребовало уточнение порядка налогового учета доходов и расходов при осуществлении лизинговых операций. Смотрите Приложение 2 к информации Минфина России от 30.09.2021 "Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов".

В итоге Федеральным законом от 29.11.2021 N 382-ФЗ в главу 25 НК РФ внесены изменения, влияющие на налоговый учет лизинговых операций, в частности:

- п. 10 ст. 258 и п. 8.1 ст. 272 НК РФ утратили силу;

- абзац первый подп. 1 п. 2 ст. 259.3 НК РФ и подп. 10 п. 1 ст. 264 НК РФ изложены в новой редакции, исключающей зависимость налогового учета от содержания договора лизинга, по которому имущество может учитываться либо на стороне лизингодателя, либо на стороне лизингополучателя.

Вместе с тем частью 1 ст. 2 Закона N 382-ФЗ установлено, что в целях налогообложения до окончания срока действия договоров лизинга, действующих на день вступления в силу настоящего Федерального закона, лизингодатель и лизингополучатель учитывают имущество, являющееся предметом лизинга, по правилам ведения налогового учета, предусмотренным главой 25 НК РФ в редакции, действовавшей до дня вступления в силу этого закона.

Поскольку изменения, связанные с налоговым учетом лизинговых операций, как и положения ст. 2 Закона N 382-ФЗ, вступили в силу с 01.01.2022 (пункты 21-23, 25 ст. 1, ч. 1 ст. 2, части 3, 4 ст. 3 Закона N 382-ФЗ), указанные выше нововведения применяются только в отношении договоров лизинга, которые начинают действовать с указанной даты.

А это значит, что налоговый учет операций по договорам лизинга, заключенным до 01.01.2022 (и, очевидно, по которым началось исполнение, как в данном случае), ведется по прежним правилам.

Так, предмет лизинга амортизируется у той стороны, которая является балансодержателем (п. 10 ст. 258 НК РФ, действовавший до 2022 г.). При этом первоначальная стоимость имущества, являющегося предметом лизинга, определяется исходя из суммы расходов лизингодателя, что прямо установлено абзацем 3 п. 1 ст. 257 НК РФ, то есть вне зависимости от того, кто является балансодержателем.

Поэтому в случае, когда по условиям договора предмет лизинга учитывается на балансе лизингополучателя, то такое имущество включается у него в состав амортизируемого по первоначальной стоимости, сформированной по данным лизингодателя. Как правило, эта стоимость представляет собой покупную стоимость переданного в лизинг объекта. Применительно к рассматриваемой ситуации это означает, что лизингополучатель включает автогрейдер в состав основных средств по первоначальной стоимости, равной 22 105 472,92 руб. (цена приобретения у поставщика без НДС).

Ежемесячно в течение срока действия договора лизинга лизингополучатель-балансодержатель учитывает в составе расходов (п. 4 ст. 259, подп. 10 п. 1 ст. 264 НК РФ (в прежней редакции), п. 3, подп. 3 п. 7 ст. 272 НК РФ):

1) суммы амортизации по принятому в лизинг амортизируемому имуществу, начисленной в соответствии со ст. 259-259.2 НК РФ;

2) лизинговые платежи за вычетом сумм начисленной амортизации.

Сумма амортизации для целей налогообложения определяется исходя из срока полезного использования (СПИ) имущества с учетом Классификации (п. 1 ст. 256, п. 1 ст. 258, п. 2 ст. 259 НК РФ). Например, при СПИ 96 месяцев и линейном методе ежемесячная сумма амортизации составит 230 265,34 (22 105 472,92 / 96).

Стоит заметить, на основании п. 2 ст. 259.3 НК РФ (в прежней редакции) лизингополучатель-балансодержатель вправе применять к основной норме амортизации специальный коэффициент, но не выше 3, за исключением основных средств (предметов финансовой аренды), относящихся к первой-третьей амортизационным группам (письма Минфина России от 04.12.2019 N 03-03-06/1/94290, от 09.12.2015 N 03-07-11/71838).

Что касается аванса, то суммы, уплаченные в авансовом порядке, расхода не образуют (п. 14 ст. 270 НК РФ). При методе начисления расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты (п. 1 ст. 272 НК РФ). Поэтому порядок уплаты и зачета авансового платежа не влияет на порядок признания вышеуказанных расходов. А суммы, уплаченные в декабре 2021 г., в расходах этого периода не учитываются.

Таким образом, при приведенных выше исходных данных в период действия договора лизинга организация ежемесячно сможет учитывать в расходах всю сумму арендной платы без НДС (1/36 аванса и ежемесячный лизинговый платеж), но с разбивкой по видам расходов:

- амортизацию, для примера, допустим, в размере 230 265,34 руб.;

- лизинговый (арендный) платеж в размере 507 432,22 ((73 684,91 + 811 552,16) - 20% НДС - 230 265,34)*(1).

Установленная в договоре выкупная цена при переходе права собственности на автогрейдер к лизингополучателю будет формировать стоимость собственного имущества (п. 5 ст. 270 НК РФ, письма Минфина России от 09.09.2020 N 03-03-06/3/79160, от 25.10.2019 N 03-03-06/1/82149, от 12.02.2016 N 03-03-06/3/7617, от 24.11.2015 N 03-03-06/1/68220, письмо УФНС России по г. Москве от 16.05.2012 N 16-15/043414@). А с учетом ее размера (1000 руб. без НДС) расходы в налоговом учете будут признаваться единовременно в составе материальных расходов на основании подп. 3 п. 1 ст. 254 НК РФ, а не через механизм амортизации.

Обращаем внимание, что после выкупа оставшаяся недоамортизированной часть бывшего предмета лизинга в расходах не учитывается. Объясняется это тем, что совокупная сумма лизинговых платежей и амортизационных отчислений, учтенных в составе расходов в целях налогообложения, не должна превышать общую сумму платежей, предусмотренных договором лизинга (письма Минфина России от 13.07.2020 N 03-03-07/61162, от 23.12.2019 N 03-03-06/1/100506). В определении ВС РФ от 25.10.2016 N 302-КГ16-13937 указано, что включение в состав расходов по налогу на прибыль сумм, превышающих величину лизинговых платежей, является двойным расходом и не может быть признано правомерным (смотрите п. 5 ст. 252 НК РФ).

Иными словами, для целей налогообложения следует разделять затраты лизингодателя (представляющие собой расходы на приобретение имущества, из которых сформировалась первоначальная стоимость ОС, являющегося предметом лизинга) и затраты лизингополучателя (которыми в целом являются лизинговые платежи) (п. 1 ст. 252 НК РФ). По завершении договора лизинга основное средство, являвшееся предметом лизинга, выбывает. Соответственно, оно больше не амортизируется (п. 5 ст. 259.1 НК РФ), а его остаточная стоимость (при наличии) списывается с налогового учета без отражения в расходах. В свою очередь, после выкупа у бывшего лизингополучателя возникает собственный объект, который в данном случае не признается амортизируемым имуществом по стоимостному критерию.

На наш взгляд, тот факт, что предмет лизинга получен уже в 2022 году, не препятствует изложенному порядку учета расходов, поскольку договор лизинга начал действовать до вступления в силу новых положений. Во всяком случае каких-либо критичных налоговых рисков для лизингополучателя мы в данном случае не усматриваем. Ведь, повторим, в расходах в любом случае будет учтена сумма, не превышающая ежемесячных арендных (лизинговых) платежей, что не приводит к искажению налоговой базы или занижению суммы налога. Но поскольку официальных разъяснений по подобным ситуациям нами не обнаружено, напоминаем о праве налогоплательщика на обращение за письменными разъяснениями в Минфин России или налоговый орган (подп. 1, 2 п. 1 ст. 21, подп. 4 п. 1 ст. 32, п. 1 ст. 34.2 НК РФ).

Что касается тех договоров, которые заключены до 2022 г. и по которым балансодержателем является лизингодатель, то арендные (лизинговые) платежи продолжают учитываться в составе прочих расходов лизингополучателя в полном размере, без разбивки на составляющие. Причем такой порядок в целом соответствует как прежней, так и новой редакции подп. 10 п. 1 ст. 264 НК РФ.

Выкупная стоимость также будет формировать стоимость собственного имущества (в зависимости от размера - в качестве ОС или МПЗ) и до момента выкупа в расходах не учитывается (актуально для случаев, когда в счет выкупной стоимости производится авансовый платеж или ежемесячные платежи по условиям договора включают часть выкупной цены). Заметим, редакция подп. 10 п. 1 ст. 264 НК РФ, вступившая в силу с 01.01.2022, уже прямо устанавливает, что лизинговые платежи учитываются в составе расходов за минусом выкупной стоимости.

Обращаем внимание, что порядок налогообложения не зависит от порядка бухгалтерского учета лизинговых операций. И по завершении договора лизинга и выкупе техники все расходы лизингополучателя (исходя из п. 1 ст. 252 НК РФ представляющие собой реально понесенные затраты, подтвержденные документально), как правило, могут быть учтены в целях налогообложения прибыли. В то время как в бухгалтерском учете объект аренды формируется и оценивается в ином порядке, а после завершения арендных отношений продолжится начисление амортизации по собственному ОС в соответствии с новыми правилами ФСБУ 6/2020 "Основные средства". Подробнее смотрите в Энциклопедии решений. Бухгалтерский учет амортизации основных средств в соответствии с ФСБУ 6/2020.

 

К сведению:

Сказанное представляет собой наше экспертное мнение, которое может отличаться от мнения других специалистов и позиции контролирующих органов.

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Лазарева Ирина

 

Ответ прошел контроль качества

 

 

Как заполнить раздел 2 Расчета 6-НДФЛ и справку 2-НДФЛ (с кодами) при выплате действительной стоимости доли вышедшему участнику (выплата действительной стоимости доли осуществлялась по решению суда частями в 2021 году, срок владения долей - менее пяти лет) в размере свыше 5 млн руб (физическое лицо в настоящий момент является заместителем генерального директора и получает заработную плату)?

 

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:

Вопрос признания выплаты действительной стоимости доли (далее - ДСД) общества при выходе участника в качестве дивидендов на текущий момент до конца не урегулирован. Наши рассуждения по вопросу заполнения отчетности смотрите по тексту ответа.

Поскольку дивиденды являются в 2021 году отдельной налоговой базой, существует риск занижения НДФЛ при отнесении выплаты действительной доли общества к налоговой базе по дивидендам.

 

Обоснование позиции:

С 1 января 2019 года для целей НДФЛ к доходам в виде дивидендов приравнивается, в частности, доход в виде превышения суммы денежных средств, которые получены участником при выходе из нее, над расходами соответствующего участника на приобретение долей этой организации (абзац второй подп. 1 п. 1 ст. 208 НК РФ).

На наш взгляд, построение этого пункта нельзя назвать удачным. Во-первых, возникает некоторая неопределенность из-за формулировки в конце предложения "на приобретение акций (долей, паев) ликвидируемой организации". Учитывая, что речь в этой норме идет не только о распределении имущества при ликвидации организации, но и о выходе из организации, полагаем возможным приравнивать к дивидендам для целей НДФЛ в т.ч. разницу между полученной ДСД и расходами на приобретение соответствующей доли. А во-вторых, не очевидна трактовка фразы "приравнивается к дивидендам". Возникает вопрос, можно ли ее воспринимать так: такие суммы превышения именно "являются дивидендами". Однако официальных разъяснений по вопросу применимости новых формулировок к случаям выхода из состава участников (вне связи с ликвидацией) нами не обнаружено.

Исходя из такой неоднозначности, в отсутствие разъяснений, на наш взгляд, можно допустить как признание суммы превышения ДСД на расходами на приобретение доли дивидендами, так и придерживаться иной позиции.

В таком случае если организация признает сумму превышения ДСД над расходами на ее приобретение дивидендами, то общество может исчислить налог на доходы, выплачиваемые участнику, в следующем порядке:

- доходы участника, превышающие сумму расходов на приобретение доли в уставном капитале, приравнены к дивидендам. Следовательно, налог на эти доходы рассчитывается с учетом особенностей, установленных ст. 214 НК РФ (подп. 1 п. 1 ст. 208, ст. 209, п. 1 ст. 210, подп. 2 п. 1 ст. 225 НК РФ);

- доходы участника в пределах суммы расходов на приобретение доли в уставном капитале, по нашему мнению, облагаются НДФЛ в общем порядке (ст. 209, п. 1 ст. 210 НК РФ). Налог рассчитывается исходя из суммы дохода и налоговой ставки (пп. 1, 2 ст. 225 НК РФ).

Причем в ст. 226 НК РФ не предусмотрена возможность учета налоговым агентом расходов налогоплательщика на приобретение долей в уставном капитале общества в отношении доходов налогоплательщика, получаемых при его выходе из состава участников общества (письма Минфина России от 19.03.2021 N 03-04-05/20006, от 02.10.2020 N 03-04-06/86502, от 24.04.2020 N 03-04-05/33289, от 28.05.2019 N 03-04-05/38806, Вопрос: Каков порядок налогообложения дохода физического лица в виде действительной стоимости доли в уставном капитале общества, выплачиваемого при выходе из состава участников общества? (официальный сайт ФНС России, раздел "Часто задаваемые вопросы", январь 2020 г.)).

То есть если квалифицировать указанную в подп. 1 п. 1 ст. 208 НК РФ сумму превышения дохода нам суммой расхода на приобретение доли в качестве дивидендов, возникает проблема разделения суммы выплаты на две составляющие: сумма превышения ДСД над расходами на ее приобретение и сумма, равная сумме расходов на приобретение доли.

Вместе с тем как минимум главой 23 НК РФ не предусмотрено механизма учета налоговым агентом расходов, связанных с приобретением доли (п. 7 ст. 220 НК РФ). По разъяснениям специалистов налоговой службы организация в отношении налогооблагаемого дохода в виде действительной стоимости доли обязана произвести исчисление, удержание и перечисление в бюджет НДФЛ исходя из полной суммы такого дохода. В дальнейшем само физическое лицо вправе уменьшить сумму своего налогооблагаемого дохода на сумму фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением доли в уставном капитале организации, при подаче налоговой декларации в налоговые органы по окончании налогового периода (п. 3 ст. 228 НК РФ, смотрите также письма Минфина России от 19.03.2021 N 03-04-05/20006, от 02.10.2020 N 03-04-06/86502, от 28.05.2019 N 03-04-05/38806. Смотрите Вопрос: НДФЛ при продаже доли участника в ООО самому обществу (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, ноябрь 2021 г.).

Как мы полагаем, проблема заключается в отсутствии в главе 23 НК РФ алгоритма действий налогового агента для "разделения" выплачиваемого вышедшему участнику дохода в виде ДСД. Полагаем, достаточно точно определить разницу, приравниваемую к дивидендам, организация может лишь в случае, если доля оплачивалась участником при учреждении ООО либо была приобретена непосредственно у общества. В иных случаях рассчитать долю дохода, приравненного к дивидендам, вероятно, можно на основании полученных от участника документов, подтверждающих расходы на приобретение доли. Однако об однозначно безрисковом варианте мы, к сожалению, в данном случае говорить не можем, к тому же в данном случае суммы выплачиваются на основании решения суда и не исключено, что участник не пожелает давать такую информацию, учитывая отсутствие у него такой обязанности. Подобную проблему мы поднимали в отношении дохода нерезидента в материале: Вопрос: Ставка НДФЛ при выплате действительной стоимости доли физическому лицу, налоговому резиденту Франции при выходе из ООО в 2020 году (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, август 2020 г.).

На 2021-2022 годы установлен переходный период, в течение которого прогрессивная ставка применяется к каждой налоговой базе, указанной в пункте 2.1 статьи 210 НК РФ, в том числе в отношении доходов от долевого участия, отдельно (п. 3 ст. 2 Федерального закона от 23 ноября 2020 года N 372-ФЗ). То есть дивиденды - это отдельная налоговая база в виде доходов от долевого участия. Для определения НДФЛ налоговым агентом дивиденды не суммируются с основной налоговой базой (включающей в себя в том числе и заработную плату) в 2021 и 2022 годах.

Для применения ставки 15% в отношении дивидендов, налогоплательщик в течение года должен получить доходы более 5 миллионов рублей именно в виде дивидендов (п. 3 ст. 214 НК РФ в редакции Федерального закона от 17 февраля 2021 года N 8-ФЗ).

Приведем условный пример. Предположим, доходы собственника от долевого участия составили 6 млн руб., а заработная плата - 1 млн руб. Права на налоговые вычеты нет. В этом случае совокупная налоговая база составляет 7 млн руб. По общему правилу ставка 15% должна применяться к 2 млн рублей (величина превышения: 7 млн руб. - 5 млн руб.). Однако в 2021 и 2022 годах повышенная ставка применяться будет только в отношении выплаченных дивидендов, т.к. в эти периоды с предельной величиной сравнивается не совокупная налоговая база (7 млн руб.), а каждая налоговая база отдельно (отдельно 6 млн руб. и отдельно 1 млн руб.), и НДФЛ в размере 15% будет уплачен с 1 млн руб. (часть дохода от получения дивидендов). Смотрите Вопрос: Применение прогрессивной ставки НДФЛ в случае, если собственник организации одновременно является ее работником и получает как заработную плату, так и дивиденды (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, март 2021 г.).

Итак, если признавать сумму превышения ДСД над расходами дивидендами, то именно сумма превышения, а не вся выплачиваемая сумма дохода должна облагаться как отдельная налоговая база, к которой отдельно будут применяться ставки, указанные в п. 1 ст. 224 НК РФ. И, как сказано выше, это превышение налоговый агент должен как-то рассчитать (причем в отсутствие в НК РФ такой обязанности). В свою очередь сумма, равная расходам на приобретение доли, будет учитываться в основной налоговой базе совокупно, вместе с заработной платой.

Предположим, организация смогла сделать такой расчет и имеет две суммы: сумма превышения ДСД над расходами участника на ее приобретение (которую признает дивидендами) и сумма, равная расходам.

Как указано в п. 1.8 Контрольных соотношений (письмо ФНС России от 23.03.2021 N БС-4-11/3759@), строка 111 = сумме дохода в виде дивидендов (по коду доходов 1010) приложения N 1 к 6-НДФЛ, представленных по всем налогоплательщикам этим налоговым агентом (соотношение применяется к 6-НДФЛ за год).

Мы полагаем, что в таком случае сумму превышения ДСД над расходами, которую организация признает дивидендами, следует отразить в форме 6-НДФЛ по строке 111, а сумму выплаты, равную расходам участника на приобретение доли, надо показать в строке 110. Сумма заработной платы будет отражена в строке 112.

В свою очередь, в Справке для целей соблюдения п. 1.8 Контрольных соотношений сумму превышения ДСД над расходами на ее приобретение надо показать с кодом 1010. Сумму, равную расходам на приобретение доли, - с кодом 1542 (доходы в виде действительной стоимости доли в уставном капитале организации, выплачиваемые при выходе участника из организации), сумму заработной платы - с кодом 2000.

Если же организация признала всю выплачиваемую сумму дивидендами (например, отсутствуют расходы на ее приобретение), то если в строке 111 она отражает всю сумму выплаты в качестве дивидендов, то и в Справке эта сумма должна быть показана как дивиденды с кодом 1010, иначе не будет выполнен п. 1.8 Контрольных соотношений, и программа будет сигнализировать об ошибке.

Вместе с тем учитывая неопределенность в признании обсуждаемой выплаты дивидендами, есть аргументы такие выплаты дивидендами не признавать.

Так, если исходить из предпосылки, что ст. 208 НК РФ регулирует только отнесение тех или иных видов доходов к доходам от источников в РФ или к доходам от источников за пределами РФ, получается, что нормы этой статьи не имеют отношения к определению налоговой базы по НДФЛ, а поправки были внесены, чтобы обязать налоговых резидентов РФ уплачивать НДФЛ с указанного вида дохода, полученного за пределами РФ, а нерезидентов - с полученного на территории РФ. Смотрите также Вопрос: Какие доходы с 1 января 2019 года в целях налогообложения приравниваются к доходам в виде дивидендов? (официальный сайт ФНС России, раздел "Часто задаваемые вопросы", июнь 2019 г.).

Определение дивидендов для целей налогообложения дано в ст. 43 НК РФ: дивидендом признается любой доход, полученный акционером (участником) от организации при распределении прибыли, остающейся после налогообложения (в том числе в виде процентов по привилегированным акциям), по принадлежащим акционеру (участнику) акциям (долям) пропорционально долям акционеров (участников) в уставном (складочном) капитале этой организации (п. 1 ст. 43 НК РФ). В ином случае (при непропорциональном распределении прибыли) соответствующие выплаты дивидендами не признаются. Также к дивидендам относится доход, полученный акционером (участником) при ликвидации общества, - в части, превышающей взнос этого участника в уставный капитал (подп. 1 п. 2 ст. 43 НК РФ).

В постановлении АС Уральского округа от 28.09.2018 N Ф09-5576/18 по делу N А60-73229/2017 выплата действительной стоимости доли не была признана в качестве дивидендов, поскольку не производилось распределения прибыли. И хотя данный суд касался выхода участника-организации из состава ООО, критерием отнесения выплат к дивидендам являлось именно распределение прибыли.

Поскольку в рассматриваемой ситуации выплата доли осуществляется по решению суда, ее величина, в частности, может быть рассчитана на основе размера прибыли организации (абзац 3 п. 4. ст.21 закона 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"). В таком случае у организации есть все основания признать данную выплату дивидендом, соответственно, как сказано выше, заполняется строка 111 "Дивиденды" формы 6-НДФЛ, а в Справке доходы в сумме превышения ДСД над расходами участника на ее приобретение отражаются по коду 1010 (смотрите Контрольные соотношения показателей (п. 1.8), письмо ФНС России от 23.03.2021 N БС-4-11/3759@).

Полагаем, в иных случаях логичнее будет отразить данные выплаты в форме 6-НДФЛ по общей налоговой базе по строке 110, а в справке указать код 1542 "Доходы в виде действительной стоимости доли в уставном капитале организации, выплачиваемые при выходе участника из организации". В таком случае сумма НДФЛ будет выше, чем при признании действительной стоимости доли (в части превышения над расходами) в качестве дивидендов, что, на наш взгляд, менее рискованно. Однако ни в том, ни в другом случае налоговые споры не исключены.

Отметим, что каких-либо указаний и судебных решений по аналогичной ситуации на момент подготовки ответа нами не обнаружено. Позиция выражена только в отношении того, что данный доход подлежит обложению НДФЛ (письмо Минфина России от 19.03.2021 N 03-04-05/20006; постановление Восемнадцатого ААС от 16.06.2021 N 18АП-6686/21; постановление Девятого ААС от 16.10.2020 N 09АП-44021/20; постановление Пятнадцатого ААС от 21.06.2020 N 15АП-3806/20).

Согласно п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах подлежат толкованию в пользу налогоплательщика. Также напоминаем о праве налогоплательщика на основании п. 1 ст. 21 и п. 1 ст. 34.2 НК РФ обратиться в Минфин России или в налоговый орган по месту учета организации для получения разъяснения. Выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции, является обстоятельством, исключающим вину лица в совершении налогового правонарушения (подп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ). Обратиться в налоговый орган возможно на сайте ФНС России, пройдя по ссылке: https://www.nalog.ru/rn77/service/obr_fts/other/ul/.

А еще обратим внимание, что на всей территории Российской Федерации действует Единый контакт-центр ФНС России, которому в соответствии с приказом ФНС России от 30.04.2015 NСА-7-17/180@ делегированы полномочия по бесплатному телефонному информированию налогоплательщиков. Для получения интересующей информации заявитель может позвонить по единому номеру: 8 (800) 222-2222 (письмо ФНС России от 09.09.2021 N КВ-3-14/6138@).

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Андреева Людмила

 

Контроль качества ответа:

Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ

аудитор, член ассоциации "Содружество" Мельникова Елена